Альтернативная педагогика

Валентина ДЕРЖАВИНА. Равновесие правил и инициатив в немецкой системе среднего образования

leave a comment »

Большая удача для учителя немецкого языка – приехать в Германию. Но не на экскурсию, а «по делу»: с каким-нибудь проектом, исследованием, на конференцию. Приехать вместе с учениками, провести несколько дней в провинциальной или столичной школе. Ребята общаются со сверстниками, а я с коллегами. Все вместе мы, конечно, сравниваем московские школы и немецкие.

Первое впечатление от немецкой школы – все спокойно. Никто не нервничает, не кричит, не торопится, не напрягается. Бережное и терпимое отношение к детям. Посильные требования.

Суть происходящего отражает одна старая традиция. Когда маленький ребенок впервые идет в школу… В Москве он гордо несет перед собой огромный букет, а за спиной ранец с тетрадями, карандашами и кучей необходимых вещей. У порога школы отдает букет учительнице и, выслушав торжественные речи, садится за парту. Начинается первый урок. В Берлине первоклашка весело скачет налегке в нетерпеливом ожидании праздника. Войдя в класс, он находит свою парту, здесь ему учиться много лет. А на парте – огромный пакет с разными сладостями и вкусностями. В первый день – никаких уроков, только игры, веселье. И не только в школе. Дома родители обязательно накрывают праздничный стол. Школьная жизнь, возможно, будет нелегкой. Пусть же начнется она сладко и весело.

В младших классах здесь стараются создать условия для успешного совместного обучения детей с различными проблемами.

Проблема первая. В Германии много эмигрантов. По-немецки говорят с трудом, жить по-немецки совсем не умеют. Важно научиться понимать других, выработать единые законы. Поэтому, создавая отдельные группы для совершенствования в языке, учителя на остальных предметах объединяют выходцев из Азии, России, Африки и коренных жителей. Работать с таким разношерстным классом трудно. Разные традиции, привычки. Объяснять приходится нагляднее, проще. Зато дети вырастут с общими воспоминаниями, общими правилами, гражданами одного государства.

Проблема вторая. Как в любой стране, в Германии много детей-инвалидов. Их не прячут в закрытые интернаты, а дают возможность стать полноправными членами коллектива. Они не больные, просто не всё могут. Ведь и мы не всё можем. Одна учительница в первый день в классе, где учились слабовидящие дети, дети с ограниченной подвижностью и их вполне здоровые сверстники, начала урок с вопроса: «Чего я не умею?» Сама первая призналась, что не умеет кататься с гор, потому что боится высоты. Кто-то сказал, что пока не умеет читать, кто-то не умел оставаться один в темной комнате или прыгать через скакалку. На этом фоне слова тех, кто не умел ходить без палочки или видеть без очков, прозвучали естественно и не унизительно. Так закладывается фундамент терпимого отношения друг к другу, признания права каждого быть «не таким», особенным.

Средняя школа, на мой взгляд, имеет больше проблем. И первая из них – разделение детей по уровням. В 10 лет все ученики сдают экзамен, результаты которого определяют, будет ли ребенок учиться в гимназии (прямая дорога в университет, к вершинам карьеры гуманитарной, политической), в реальной школе (можно приобрести неплохую специальность скорее техническую, поступить в институт) или в общей школе, которая готовит к ремесленным и рабочим профессиям. Только разве может экзамен определить талант, интеллектуальные способности детей, особенно в том возрасте, когда все быстро меняется? Формально возможен переход с уровня на уровень в любом классе. Реально такие переходы связаны с понижением, а не повышением. Среда общения, уровень подготовки… За 10 лет моих командировок по немецким школам я лишь однажды встретила мальчика, который из реальной школы перешел в гимназию. Школьники всех уровней занимаются в одном здании, но отношения между ними не слишком дружелюбные.

Естественно, лучшие учителя работают в гимназиях, там интереснее, платят больше, нет проблем с дисциплиной, высокая мотивация к образованию, как правило, родители охотно помогают. А с трудными ребятишками, в основном остаются те, кто не попал в гимназию, да еще небольшая кучка энтузиастов. Эти педагоги видят опасность в делении детей на элиту и рабочих лошадок, которым не много надо. Им интересна личность любого ребенка. Да, самые скучные уроки я наблюдала именно в гимназии.

Однажды я приехала в Германию весной, в конце учебного года. С моей хорошей знакомой, учительницей местной школы, мы собирались вместе провести экзамен по русскому языку в каком-то невыпускном классе. Выехали из дому почему-то заранее. Машину оставили не на школьной стоянке, а за 2–3 квартала. Что случилось?

– У нас сегодня выпускной вечер, – пояснила коллега. – Выпускники общей школы громят классы, машины учителей. Приготовься, нас могут облить водой. Такова традиция.

Я вспомнила наши выпускные праздники, красивые, романтичные. Что же случилось с тем первоклассником, который когда-то бежал в школу за пакетом сладостей вместе с другими? Почему он так грубо прощается со школой?

Вторая проблема немецкой средней школы – очень строгие программы, не оставляющие места для свободы творчества, для индивидуальности. Многие учителя этим недовольны, пытаются бороться. В старших классах можно на некоторых предметах выбрать группу, занимающуюся по более сложной (или простой) программе. Но это не выход. К сожалению, государственная система, как везде, неповоротлива.

Негосударственные учебные заведения, в том числе известные нам вальдорфские школы, дают больше возможностей для самовыражения детей и взрослых, а средний обыватель относится к ним настороженно, порой и презрительно.

К слову о статусе государственного служащего, каковым считается в Германии учитель. Это мощная защита для педагога от произвола директора, местного инспектора. Учитель состоит на службе у государства. Его назначает министерство. Его почти невозможно уволить. Похожая ситуация и в других странах Европы. Но тут есть свои трудности. Директор не может принять на работу того педагога, который его больше устраивает, трудно собрать команду единомышленников.

Одна из проблем, волнующая немецких педагогов, от нас довольно далека. Это недостаток общения между воспитателями и воспитуемыми. На уроках нет возможности поговорить, обсудить важные вопросы. Школа в Германии закрывается в 2–3 часа. Когда же побыть просто людьми, а не функционерами? Учителя борются за появление школ полного дня, где образовательный и воспитательный процесс мог бы продолжаться во внеурочных формах. Пока приходится довольствоваться малым, хотя бы ежегодными экскурсиями. Они предусмотрены правилами. Каждый год в учебное время класс куда-нибудь отправляется – мир посмотреть и себя показать. Заодно языки усовершенствовать, научные знания на практике проверить. Государство помогает с транспортом и жильем. Местные депутаты всегда готовы принять ребятишек – из них вырастут будущие избиратели. Как правило, если в параллели два класса, руководитель одного из них – женщина, а второго – мужчина. В поездке это особенно важно. Складывается ощущение большой семьи, где есть строгий отец, при этом фантазер и смельчак, и ласковая мама, заботливая и веселая.

Но несмотря на ограничения, школа не ограничивается уроками. У каждой – свои традиционные праздники. При этом педагоги стремятся включить местных жителей в школьную жизнь, сделать школу культурным центром района, города. В одной школе принято раз в семестр устраивать встречи с писателями, поэтами. В другой – спектакли, выставки, концерты. Каждый раз объявления развешиваются по всему микрорайону, возле магазинов, заправок, на остановках. Билеты покупают не только родители, но и соседи, любители. Складывается круг друзей школы.

Традиционное внеклассное мероприятие во многих школах – «кофепитие». Пару раз в году дети, родители и педагоги класса встречаются за чашечкой кофе с домашними пирогами. Веселая болтовня, возможность проявить кулинарные таланты, остроумие. Заодно и кое-какие вопросы можно выяснить по-семейному. Не всегда так получится на родительском собрании или педсовете.

Я многому учусь у немецких коллег. Но самое интересное для меня – проектная работа. Как правило, в году две проектные недели, в течение которых осуществляются самые разнообразные замыслы. Заканчиваются такие недели выпуском журналов с подробными отчетами по каждому дню и грандиозными праздниками с демонстрацией всех работ. Музыканты приглашают на концерт. Кто-то сделал книгу рецептов для приготовления пищи в походе и устроил дегустацию. Класс собирается в очередное путешествие – это часть подготовки. Ради того же путешествия другая группа ребят провела исследование реки, вдоль которой придется идти. Сразу ясно, где можно купаться, брать воду, а где не стоит. Результаты исследований передаются в местные органы экологического надзора.

Есть и социальные проекты. Старшеклассники пытались выяснить, как молодые люди попадают в различные религиозные секты, что их туда влечет. Это очень актуально для современной Германии. Ребята работали не только с книгами, много разговаривали с ровесниками, со взрослыми. В конце концов они сформулировали несколько советов, как защитить себя от сектантов-агитаторов, и выпустили отдельную брошюру, которую будут распространять в школе и по соседству.

Один проект стал началом сотрудничества моих московских учеников с немецкими ребятами. Несколько лет назад учительница Сюзанна случайно узнала, что неподалеку от школы в годы войны был концлагерь. Власти предпочитали не вспоминать о позорном прошлом и скрывали местонахождение «фабрики смерти». Вместе со школьниками Сюзанна пошла в архивы, нашла документы, списки бывших узников. Можно было бы и закончить на этом: выяснили, доказали, открыли правду. Но что стало с теми, кто спасся из лагеря? Работа продолжалась в разных странах, в первую очередь в России, ведь в страшном лагере большинство было – наших. Из Германии в Москву прислали огромный перечень фамилий. Настала очередь москвичей сидеть в архивах, перебирать пыльные папки, писать запросы. Столько судеб прошло перед ребятами! Многое удалось узнать. В прошлом году школьники России и Германии, уже несколько лет сотрудничавшие в этом проекте, собрались в Москве. Они увиделись не только друг с другом, но и с теми, кого искали, с бывшими узниками. Конечно, кто остался в живых. Надо ли объяснять, как важны такие проекты, такие встречи в жизни молодых людей любой страны. А уж нашим-то…

У меня и моих учеников много друзей в Германии, мы ездим в гости, вместе работаем над общими проблемами. Сравниваем школы. Обдумываем чужой опыт. Ведь известно, кто любит учиться на своих ошибках.

Из газеты «Первое сентября» №09 2002 г.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: