Альтернативная педагогика

Маурицио УАЙЛЬД. Признайте нашу работу!

leave a comment »

История о том, как одна школа в Эквадоре заставила чиновников изменить образовательное законодательство. И представьте себе – в лучшую сторону

Мы думали, что для начала нам будет достаточно набрать двадцать детей. Родители двадцати трех откликнулись на эту идею. Мы сделали необходимые приготовления: сняли дом, наняли учителя. В день, когда мы открылись, пришло всего трое ребятишек, что стало настоящей проверкой на экономическую целесообразность этого дела. Я пошел менеджером в офис, а моя жена нашла работу учителя музыки. Таким образом, мы смогли поддерживать школу, которая медленно росла.

Я приступил к чтению работ швейцарского психолога Пиаже и обнаружил, что его исследования являются подтверждением идей Марии Монтессори. Этот подход к развитию детей стал самым важным для нас – недостаточно обучать ребенка чему-то, дети должны каждый раз переживать ситуацию.

Мы точно знаем сейчас, что знание без понимания опасно. К сожалению, несмотря на большие знания, имеющиеся у нас, взрослых, мы осваиваем технологии, не имея при этом четкого понимания, какого результата хотим добиться.

Число детей в детском саду увеличилось от пятнадцати до тридцати, а затем и до шестидесяти, на радость родителям, которые задумались о том, почему бы не пройти и программу начальной школы. Не будучи профессиональными учителями, мы боялись, сможем ли удовлетворить требованиям, предъявляемым департаментом образования. Для нас было большим открытием, что обычные школы делают абсолютно противоположное тому, что пытались сделать мы. С нашей точки зрения, в традиционной школе нет уважения к реальным потребностям детей. Установки взрослых скорее отпугивают их.

Свободную школу создавать нельзя

Наш второй сын подрастал. Ему было шесть лет, а вопрос, что мы собираемся с ним делать, оставался открытым. Собираемся ли мы отдать его в обычную школу? Определенно нет. Но не мог же он оставаться в детском саду всю жизнь. Мы спросили в министерстве образования, можно ли создать так называемую свободную школу. Там сказали, что это невозможно. Родители семи детей были заинтересованы в том, чтобы продолжить образование вместе с нами даже без разрешения министерства образования.

Тогда мы открыли начальную школу без одобрения и разрешения. Это значило, что дети не получат школьного аттестата, как будто они не получили образования вообще. Спустя три года родители добились соответствующего разрешения, хотя тип нашей школы не был признан как таковой. Для родителей это был большой шаг вперед.

В то время единственным легальным способом получения гарантий для школы было создание фонда. Второе, о чем я попросил родителей, – выполнить всю бумажную работу (в Эквадоре иметь дело с бюрократией – отдельная тема для разговора). И они согласились. В спешке, чтобы как можно скорее получить разрешение на открытие школы, я остановился на первом имени, которое пришло мне на ум: это был Песталоцци, великий педагог из Швейцарии (мои родители – швейцарцы, и поэтому я был сентиментален по поводу этого имени, хотя оно не имело ничего общего с образовательной системой нашего учебного заведения).

Образовательный фонд Песталоцци управлялся родителями и детьми, посещающими нашу школу. Они выбрали совет директоров для решения финансовых и административных проблем, но решение педагогических осталось нашим с Ребеккой исключительным правом.

Год от года работы становилось все больше, а дети становились старше, пока мы окончательно не созрели до понимания, что пора открывать среднюю школу. Один из наших родителей сказал: моему ребенку будет тринадцать лет, и мы рады его развитию. Оставляем его в вашей школе, а вы подумайте, что с ним делать дальше. Услышав об этом решении, еще два наших ребенка вернулись из обычной школы, так нам пришлось открыть и среднюю школу. Родители были заинтересованы, чтобы мы нашли свой собственный путь. Я имею в виду, что мы не имели четкой образовательной концепции, когда открывались, а только уважение к детям.

Школьные правила против закона

В 1982 году моя жена написала книгу, которая была опубликована на немецком и английском языках. Эта книга имела большой успех в Германии, Австрии и Швейцарии. Люди стали приезжать в Эквадор, чтобы посетить нашу школу. Это произвело впечатление на департамент образования. И правительство стало проявлять интерес к нашей работе. Решили определить требования для экспериментальных школ. Новое определение гласило, что «экспериментальными школами могут быть только школы, которые делают в педагогике то, что не предусмотрено в законе об образовании». Родители наших учеников тут же пошли в департамент и сказали: «Наша школа именно такая, признайте ее работу!».

Представители департамента захотели своими глазами все увидеть, и мы организовали большой семинар для них, а также для директоров других экспериментальных школ Эквадора. Мы читали лекции и демонстрировали материалы, и в результате наша учебная программа (если ее можно так назвать) была полностью одобрена. Мы продолжаем работу так, как ее понимаем. Мы не должны следовать рекомендациям департамента, четко придерживаемся своего подхода к образованию и сейчас имеем право аттестовать любого ребенка, уходящего из нашей школы, указывая, какому уровню образовательной школы он соответствует. В этом документе даже сказано: «…после необходимого времени привыкания к новой системе».

Из газеты «Первое сентября» №93/2000 г.

Реклама

Written by valerq

Июнь 11, 2011 в 11:24 дп

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: